Привет, планета, это программа Вести.net. В этот раз — на фоне комплекса, в котором расположен Яндекс. Потому что первый сюжет — это подготовка к разбирательству в федеральной антимонопольной службе. В феврале Яндекс туда подал жалобу на Google. Доля Android на рынке смартфонов в России перевалила за 80 процентов, а у Яндекса большой дружбы с платформой не получается.

Google попытался объяснить свою позицию в споре с Яндексом. Российский поисковик, напомним, подал жалобу на конкурента, заявив, что тот нарушает антимонопольное законодательство — насаждает производителям и пользователям свои мобильные сервисы, в том числе поиск, отчего доля Яндекса на домашнем рынке начинает серьезно проседать. В Google, конечно, никаких нарушений не признают. Там кивают на производителей сервисов. Мол, никто их не принуждает, они сами выбирают сервисы Google.

"У нас есть базовый пакет сервисов, GMS, который мы предлагаем производителю. Он не обязан их использовать. Но если производитель лицензирует наши приложения тогда мы выдвигаем определенные требования. Мы просим, чтобы наш поиск был на стартовой странице. Чтобы Googole Play был на стартовой странице. При этом, производитель может предустановить любые другие приложения — от Яндекса или от кого-либо еще. И поместить их куда угодно — рядом с приложениями Google, над ними или под ними. Это не запрещено", — уверен Теро Луко, советник по вопросам конкуренции, Google EMEA.

Это так, но есть и нюансы. Например, в базовый пакет, так называемый GMS, входит такая вещь как магазин Google Play — краеугольный камень всей системы Android, без которого она теряет всякий смысл. В мире есть и другие магазины для Андроида, включая Яндекс-Стор, но они не универсальны — большая часть разработчиков работает на гугловский. Есть и еще один момент. Как напомнил юрист Google, Теро Луко, 90 процентов доходов на рынке мобильных телефонов в прошлом году получил Apple. Оставшиеся 10 — делят примерно пополам Samsung и все остальные. Производители устройств на Android, само собой, в таких условиях чувствуют себя не слишком уверенно и ищут дополнительные источники дохода. И Google дает такую возможность — в виде соглашения о разделе прибыли.

"Это означает, что в дополнение к бесплатной операционной системе и бесплатным приложениям они могут получать долю дохода от поискового трафика, который генерируют их устройства. Это конкурентный процесс. Производители могут обсуждать подобные сделки с кем угодно, включая Яндекс. И если мы выигрываем этот контракт, то производитель берет на себя дополнительные обязательства по продвижению наших приложений", — поясняет Теро Луко, советник по вопросам конкуренции, Google EMEA.

Что это за дополнительные обязательства — в Google умалчивают. Но не исключено, что среди оных есть и запрет на предустановку любого ПО от конкурентов. По слухам, в некоторых договорах — даже отдельный запрет на приложения Яндекса. Юристы Google это комментировать отказались, но и опровергать не стали. Так или нет, за прошедший год 3 производителя смартфонов, Fly, Explay и Prestigio, отказались предустанавливать яндексовский пакет приложений, утверждая, что им запретил Google. При этом, в самом Google утверждают, что рынок велик — есть, мол, где развернуться и конкурентам. И искренне удивляются, почему Яндекс, при популярности своего поиска в России, до сих пор не заполнил все пустоты. Впрочем, очевидно, что если компания продает смартфоны по всему миру, ей выгоднее заключить контракт с глобальными игроком, а не с региональным, и получать доходы от глобального поиска. При этом, в Google не могут прямо ответить, можно ли иметь, например, глобальный контракт с интернет-гигантом и локальный — с Яндексом.

"Я не хочу вдаваться в детали, поскольку соглашения являются коммерческой тайной, но региональные различия, конечно, имеются. Некоторые договоренности охватывают большую географию, некоторые — меньшую", — пояснил Теро Луко, советник по вопросам конкуренции, Google EMEA.

В коммерческую тайну все в конечном итоге и упирается. В ФАС уже запросили соответствующие документы, но будут ли стороны ими делиться — большой вопрос. Надо заметить, что в Америке и Южной Корее Google уже отстоял свою позицию. В Европе разбирательство идет уже два года. А теперь и у нас есть свой, отечественный, большой судебный спор с Google.

Разговаривали мы с Google в четверг, 9 апреля, а на следующий день приехали в Яндекс, чтобы уточнить, чем же все таки в Яндексе недовольны и чего хотят добиться. Разговоров и статей на эту тему было много, но вот ведь иск-то был подан конфиденциально, требуются разъяснения.

У Яндекса довольно длинный список обид. Нам описали те из них, что вошли в антимонопольный иск. Даже относительно свободная форма договора между Google и производителями аппаратов, MADA, хотя и не запрещает напрямую предустановку приложений других поисковиков, но все равно их ограничивает. "Производитель в соответствии с контрактом с Google не может поместить поиск Яндекса на первый экран, потому что гарантировано приоритетное размещение Google", — поясняет Юрий Вечер, руководитель направления дистрибуции Яндекса.

Но последней каплей стало то, что, по мнению Яндекса, в прошлом году Google решил изгнать его и со второго и третьего экрана, предложив производителям новый тип договора с разделением доходов от поиска. "Когда мы публикуем отчетность, мы рассказываем о положении дел на Android, в частности, говорим о том, какая у нас там доля в поиске, — говорит Юрий Вечер, руководитель направления дистрибуции Яндекса. — Сейчас она составляет 44 процента. При этом в прошлом году она была 49-48 процентов, то есть прослеживается негативная тенденция".

Надо заметить, что эти самые договоры о разделении доходов — практика не поголовная: с Яндексом все еще работают крупные конторы типа Lenovo (опять же не на первом экране, но в российском поисковике надеются, что аргументов для ФАС у них достаточно).

Впрочем, была на этой неделе новость от Яндекса и без судов и тяжб. Картографическая и народная.

Яндекс коренным образом меняет систему создания и актуализации своих карт. Теперь все они будут тем, что до реформы называлось "народная карта". То есть та, которую рисуют сами пользователи.

Теперь на ее основе создана программа, которая позволяет любому желающему, даже бесконечно далекому от картографии, легко редактировать карты. После чего, раз в месяц, правки будут появляться на основной карте. То есть, на той, которую видим все мы по умолчанию, открывая картографический сервис Яндекса.

"370 тысяч пользователей хоть что-то внесли в Яндекс.Карты. Кто-то больше, кто-то меньше. Кто-то одну правку, а кто-то несколько сотен тысяч правок. Ежемесячная аудитория людей, которые правят на народных картах, — примерно 10 тысяч. И в день они примерно редактируют 50 тысяч правок. Это и новые объекты, и редактирование существующих объектов. Ну, соответственно, в месяц можно умножить на 30", — делится простыми расчетами руководитель проектов "Яндекс.Карты" Павел Гущин.

50 тысяч умножить на 30 — это, ни много ни мало, полтора миллиона правок. Число колоссальное. Сразу возникает вопрос: кто будет все это сверять с действительностью, исправлять ошибки и ловить за руку злоумышленников-фальсификаторов? По плану "Яндекса", этим займутся народные же модераторы.

"Пользователь вносит исправления на картах, и в течение нескольких дней модераторы проверяют, насколько эта модерация соответствует или не соответствует действительности. Какие источники информации они используют? Да практически любые. Это и спутниковые снимки, и панорамы, и сайты администраций, и какие-то городские форумы. Они могут пройти ногами посмотреть", — поясняет Павел Гущин.

Модераторы будут в каждом районе свои. Пример народного модератора "Яндекс" на презентации тоже показал. Несмотря на свой юный возраст, народную карту на вверенных участках Михаил обслуживает уже около трех лет.

"Когда каникулы, я провожу где-то по два часа в день, когда есть много времени. В субботу и воскресенье провожу где-то полчаса. А в обычные дни я провожу не больше часа, потому что очень много делать всяких заданий", — рассказывает школьник Михаил Решетников.

Следует отметить, что противостоять модераторам будет довольно крупная и хорошо организованная сила. На народной карте Яндекса, как и на Wikimapia, хулиганят тысячи вандалов, которые даже объединились в клуб по интересам. Это тоже своего рода народная забава: кто сильнее загадит карту страны нелепыми геолокациями.

Списки пользователей, которым заблокировали доступ к редактированию, растут ежедневно. Однако они возвращаются, меняя никнеймы и почтовые адреса.

Поэтому и к старой яндексовской "Народной карте" относились всегда с некоторым недоверием. Но если там ложные или ошибочные правки не приводили ни к каким последствиям, то теперь на новую "народную карту" будет опираться, например, яндексовский навигатор. А он, между прочим, говорит водителям, куда можно повернуть, а куда нельзя. Конечно, дорожные указания обещают модерировать в первую очередь. В "Яндексе" уверяют, что рук хватит на все.

Напомним, что именно оперативными правками и точностью справочных данных славится другой картографический сервис, 2GIS. Но в его случае вносить правки в карту могут только сотрудники компании, которые лично ногами обходят вверенные им районы и отмечают изменения. Похожую работу придется делать и народным модераторам Яндекса. Но, теоретически, с использованием "народных" данных, правки должны быть точнее и быстрее.

Кроме того, когда карту наполняют сами пешеходы, она становится удобнее для пешеходов. А пешеходный навигатор — это то, над чем бьются с различной степенью безуспешности крупнейшие компании мира.

Картографический краудсорсинг — одно из средств достижения заветной цели. И он, похоже, постепенно становится для рынка стандартом, не зря совсем недавно группа Mail.ru отказалась от своего картографического интерфейса в пользу белорусского Maps.me, основанного на данных народно-модерируемого проекта OpenStreetMap.

Михаил, школьник-картограф, который, как мы выяснили, размечает по большей части свой город Видное и на каникулах – Чебоксары (наверное, его бабушка там живет), в девушек на пресс-конференции вселил исключительно нежные чувства. А вот люди, сталкивавшиеся с ним в картах, говорят о нем как о модераторе, который может быть даже излишне жестком.

И еще: я уверен, что самое больше количество правок, в Москве во всяком случае, будет касаться дорожных знаков, потому что порою кажется, что над участниками движения проводятся эксперименты.

А днем раньше в Москве состоялась пышная, в китайском стиле премьера вот этого телефона: Honor 4С. Телефон как телефон, рассчитан явно на молодежь, стоит по нынешним меркам немного. Но дело, в общем, не в телефоне. Это — первые отзвуки революции, которую пару лет назад начала на китайском рынке уже легендарная компания Xiaomi.

На этой неделе компания Huawei вывела на российский рынок линейку смартфонов Honor. В частности, были представлены три аппарата — флагманский Honor 6 Plus, играющий в среднем ценовом диапазоне Honor 4X и бюджетный Honor 4C.

6 Plus и 4X уже были показаны в прошлом декабре в Пекине, и для них это только российская премьера. То вот 4C Huawei решил презентовать именно в Москве, считая Россию приоритетным рынком для этой модели. И дело не только в том, что у этого аппарата рекордно низкая цена для таких характеристик. Вместе с Honor 4C компания пробует на российской земле новую бизнес-модель продаж и распространения устройств. Причем, модель эту они заимствовали у своих ближайших конкурентов.

Чуть больше года назад Honor — так называлась раньше одна из линеек смартфонов Huawei — стал самостоятельным брендом, продающимся только в интернет-магазинах будто бы отдельно от Huawei. Сделано это было в первую очередь для борьбы с внутренним врагом — компанией Xiaomi, которая выдавила Huawei из тройки самых крупных в мире производителей телефонов.

"Это не совсем борьба с конкурентом, это новая бизнес-модель, которая появилась на азиатском рынке, — уточняет Илья Тюрин, менеджер ключевых проектов Huawei. — Именно продажи напрямую с заводов, продажи напрямую от производителя. И на азиатском рынке эта модель имела сногсшибательный эффект. И Huawei в рамках бренда Honor делает точно так же, используя в России Honor 4С.В ближайших планах компании — еще несколько стран. В этом плане Huawei не отстает от своих ближайших конкурентов".

Под ближайшими конкурентами, конечно, же подразумевается Xiaomi. Феномен этой китайской компании, наверное, войдет в учебник истории развития IT-отрасли. Всего четыре года назад у Xiaomi не было ни одного телефона. Сегодня этот стартап оценивается в 45 миллиардов долларов и является третьим в рейтинге крупнейших производителей смартфонов, при этом стоимость флагманов чуть ли не в два раза ниже стоимости аппаратов конкурентов — Apple и Samsung. Сочетание мощного железа и низких цен позволил компании продать более 60 миллионов аппаратов за 2014 год, сместив Samsung с позиции лидера на китайском рынке. Быстрый взлет делает Xiaomi мощным конкурентом Apple, для которой этот рынок представляет большой интерес.

Главный вопрос к Xiaomi — как они умудряются удерживать цены на таком низком уровне? На этот счет есть много теорий, включая идею о том, что Xiaomi продает аппараты по себестоимости и зарабатывает на других сервисах. Еще одна версия — это онлайн-продажи напрямую от производителя, минуя всяких “удорожающих” процесс посредников. Причем сам процесс продажи превращен в спортивный квест: купить смартфоны можно только в определенное время. Мы назвали это “окном возможности” — это самое окно открывается в онлайн-магазине Xiaomi всего на несколько часов, причем когда именно оно откроется, тоже становится известно незадолго до этого. И, похоже, именно такую бизнес-модель решили позаимствовать в Huawei.

"Xiaomi здесь, конечно, играет на ажиотаже, подогреве рынка, — уверен Илья Тюрин, менеджер ключевых проектов Huawei. – С другой стороны, когда продукция предлагается по минимальной цене, с одного склада даже, то она действительно очень быстро расходится. И первые опыты продаж показали, что это действительно получается очень быстро, и это стало некоторым флагом этой бизнес-модели. Это так и называют — flash-buy или rush-buy, быстрые продажи, как вспышка. Модели раскупают не только частные покупатели, но и мелкооптовые клиенты. Главное – успеть, потому что по такой цене потом уже купить будет нельзя. В России у нас будет то же самое, и нам очень интересно, как эта азиатская модель приживается на российской рынке".

Раз мы начали говорить о телефонах, расскажу о новом флагмане HTC — One M9. И дело даже не в интересе к конкретной модели как к новинке: просто это один из главных анонсов конгресса Барселоны, который, еще не выйдя на рынок, произвел на нем довольно существенные изменения.

Что же в нем такого, что через три недели после презентации гендиректор HTC Питер Чоу ушел со своего поста, а еще неделю спустя компанию покинул главный дизайнер? Внешне его трудно отличить от предшественника, модели прошлого года M8.

Фактически HTC One внешне вообще не менялся последние три года. Тот же корпус из фрезерованного алюминия — тяжелый, но приятный. Хороший экран. Стереодинамики – наверное, лучшие в смартфонах вообще — если вы вздумали слушать что-нибудь без наушников. Один из последних процессоров и 3 гигабайта оперативной памяти. Плюс собственный довольно стильный вариант интерфейса Android.

Единственное изменение — в камере. В 2013 HTC произвела фурор, вышла из гонки мегапикселей и поставила особый фотосенсор — всего 4 мегапикселя, но каждая точка — тот самый пиксель – большая и собирает много света. Снимает аппарат с таким разрешением, что на экране телефона смотреть можно, а вот на дисплее побольше – лишь расстраиваться. Зато фотографировать без вспышки можно почти в темноте.

Два года все удивлялись и критиковали HTC, но компания держалась за свое, несмотря на то, что все соревнование смартфонов сейчас по большей части состоит из соревнования их фотовозможностей. И вот заднюю, основную камеру вернули к стандарту: 20 мегапиксельная матрица, не самая плохая, но разочаровывающе средненькая по сравнению с признанным лидером – iPhone 6 Plus.

Но с другой стороны, то есть с лицевой, появилась та самая легендарная 4-ультрамегапиксельная камера, которая делает, наверное, лучшие сэлфи на рынке. Мы имеем в остатке добротный, но не революционный телефон, за который в компании уже поснимали с должностей часть генералитета.

Ну, а теперь традиционная рубрика – "Фишка недели".

На этом я прощаюсь с вами на неделю, не пропускаем наши ежедневные короткие выпуски, планета — пока.