Одна из самых быстрорастущих технологических компаний в мире не меняет акции на деньги венчурных инвесторов и не собирается устраивать IPO. Британская Dyson, единолично контролируемая основателем, Джеймсом Дайсоном, за последние полгода успела открыть два новых центра исследований и разработок (в Великобритании и Сингапуре), а на этой неделе – объявить о начале строительства второго кампуса недалеко от штаб-квартиры в Малмсбери. Для чего именно один из ведущих игроков на рынке премиальных бытовых приборов нанимает тысячи новых сотрудников, реинвестирует до четверти выручки и как собирается оставаться лидером технологий?

На этой неделе компания объявила о начале строительства нового кампуса в нескольких километрах от своей основной штаб-квартиры в Малмсбери. Кампус разместится на территории площадью более 200 гектар, которую занимает ранее принадлежавший министерству обороны Великобритании аэродром Халлавингтон. Работы на территории, включая ремонт и переоборудование под лаборатории существующих там исторических авиационных ангаров времен Второй мировой, начнутся на следующей неделе, а завершится первая фаза строительства к концу 2017-го.

Так выглядит один из ангаров на военном аэродроме Халлавингтон, который переоборудуют под исследовательский центр. Фото пользователя Kirkymole с сайта 28DaysLater.co.uk

В Dyson рассчитывают, что строительство нового кампуса позволит в ближайшие годы удвоить численность сотрудников компании в этом регионе Великобритании. За последние семь лет она выросла с 1300 до 3500 человек, половина из них — инженеры и ученые. Всего же в компании работают сегодня около 8000 человек — в два с лишним раза больше, чем в начале десятилетия.

Понятно, что для такого роста нужны средства, и их Dyson не жалеет, реинвестируя в исследования и разработки, а также здания и оборудование львиную долю выручки. Сама выручка, по результатам 2011-го финансового года впервые превысив 1 млрд фунтов стерлингов, с тех пор быстро росла, достигнув к 2015-му (данные за 2016-й год пока не раскрывались) 1,74 млрд фунтов. При этом прибыль выросла за тот же период в полтора раза: примерно с 300 до 448 млн фунтов. Компания планирует в текущем году инвестировать только в исследования и разработки порядка 360 млн фунтов или по 7 млн фунтов в неделю (годом ранее вкладывали по 5 млн).

Высоковольтная лаборатория в сингапурском технологическом центре Dyson. Фото (с) Dyson

Объявив несколько лет назад о планах ускоренного роста, Dyson в прошлом году серьезно расширила свою штаб-квартиру в Малмсбери, потратив на строительство двух зданий (одно из которых, D9, полностью защищено от возможных попыток промышленного шпионажа) около 250 млн фунтов стерлингов. Еще больше — 330 млн фунтов — стоил открытый в феврале в Сингапуре технологический центр. Он оборудован современными лабораториями, где вместе работают над новыми продуктами разработчики "железа" и программного обеспечения.

Именно в Сингапуре Dyson выпускает главный для всех современных устройств компании узел — электромоторы с цифровым управлением. В этом году здесь, как ожидается, выпустят 30-миллионный мотор. В огромном цехе работают всего несколько человек, так как практически все операции выполняются роботизированными станками. Машинам передоверена даже часть контрольных функций. Например, на линии, выпускающей используемый в фенах Supersonic миниатюрный мотор V9, результаты автоматического тестирования балансировки сделанных крыльчаток передаются на машины, вытачивающие эти крыльчатки из алюминиевых заготовок, чтобы повысить точность обработки: чем не машинное обучение?

Крыльчатка мотора Dyson V9 на тестовом стенде. Фото (с) Gareth Phillips

Но свои высокоскоростные электромоторы, дающие пылесосам и другим устройствам рекордную мощность, Dyson совершенствует уже давно, и особых прорывов в этой области ждать не стоит. При этом сроки действия патентов не вечны, так что в обозримом будущем помешать конкурентам воспроизводить свои изобретения компания уже не сможет. Похоже, Джеймс Дайсон и его коллеги считают, что вскоре ключевыми для компании станут изобретения в куда менее традиционных для индустрии бытовых приборов областях: машинном обучении, искусственном интеллекте и робототехнике.

Именно специалистов в этих областях в сингапурском технологическом центре Dyson больше всего. "Я думаю, практически любой потребительский продукт может стать лучше благодаря использованию машинного обучения и искусственного интеллекта, — заявил Джеймс Дайсон в ответ на вопрос Вестей.Ru в ходе прошедшего в рамках церемонии открытия в Сингапуре круглого стола. — Мы готовы применять это во всем, что делаем — в тех же электромоторах, чтобы они работали эффективнее".

Заглянуть за дверь с надписью "Лаборатория будущего" в сингапурском технологическом центре Dyson могут лишь сотрудники со специальным допуском. Фото (с) Dyson

По мнению Дайсона, любым устройствам — для освещения, отопления, кондиционирования, очистки воздуха, уборки — пригодился бы искусственный интеллект: ведь с ним они могли бы выучить, как именно мы их используем. "Я не хочу все время хвататься за смартфон, чтобы управлять всеми устройствами через приложение, — пояснил основатель Dyson. — Моя мечта – чтобы устройства автоматически подстраивались под наши предпочтения. Любые пульты управления крайне ограничены в том, что с помощью них можно перенастроить или запрограммировать. Возможности искусственного интеллекта гораздо шире".

Распознавание образов и элементы машинного обучения уже используются в первом в истории Dyson автоматическом роботе-пылесосе Dyson 360 Eye — именно они позволяют прибору максимально эффективно убирать комнату. Но амбиции компании в этой области явно идут дальше. В ходе экскурсии по сингапурскому технологическому центру журналистам ведущих мировых СМИ продемонстрировали работу прототипа системы "умного дома". Она не только отзывалась на слово "Дайсон", но и распознавала лица двух пользователей, по очереди подстраивая работу климатических приборов и освещение под их персональные предпочтения.

Инженеры не прекращают работать над оптимизацией алгоритмов робота-пылесоса и после выхода модели на рынок. Фото (с) Dyson

Работал прототип, впрочем, не идеально, понимая команды со второй-третьей попытки — до выхода на рынок системе явно еще не один год. Зато сразу становится понятно, на что еще, кроме революционных батарейных технологий профинансированного, а затем купленного в 2015-м американского стартапа Sakti3, Dyson делает ставку, планируя свое будущее развитие. И ради чего компания нанимает сотни инженеров и создает для них новые рабочие пространства по всему миру — от Великобритании до Юго-Восточной Азии. Причем, если слухи не беспочвенны, разработки Dyson в области искусственного интеллекта могут найти применение не только в домашних приборах и "умном доме". Напомню, ранее британские журналисты обнаружили в правительственных документах сведения о получении Dyson государственного гранта в связи с разработкой технологий самоуправляемых автомобилей.

Главный вопрос — сможет ли компания удержать нынешние темпы роста продаж, которым обязана в значительной степени успехам богатеющего среднего класса в Китае и других странах Юго-Восточной Азии. Джеймс Дайсон неоднократно заявлял в интервью, что не собирается даже частично делиться контролем в компании в обмен на инвестиции. Значит, компании придется полагаться только на собственные ресурсы.


Читайте также: Обитель изобретателей. Как устроена штаб-квартира Dyson в средневековом Малмсбери