Viber - глобальный сервис для обмена сообщениями, голосовых и видеозвонков - открывает офис в России, где у него порядка 20 миллионов зарегистрированных пользователей. Вести.Хайтек побеседовали с сооснователем и техническим директором Viber Игорем Магазиником о планах компании, ее "бурном романе" с японской Rakuten и будущем общения в Сети.

Что изменилось для Viber после того, как компания была приобретена японцами из Rakuten?

Работа, принципы и культура компании остались неизменными, зато появилось огромное количество новых возможностей, связанных с новыми рынками. Rakuten - это огромная компания, в это группу входит много разных компаний. С некоторыми из них мы будем плотно взаимодействовать, чтобы предоставлять более интересные сервисы для наших пользователей. Мы собираемся развивать сервисы, связанные с контентом.

Сервисы, связанные с контентом? Вы имеете в виду, что Viber может превратиться в социальную сеть, как WeChat, например?

Да, социальное направление развития для нас всегда было очень интересным и важным. Я думаю, что это одно из направлений, которое мы будем развивать, безусловно. 

А чем Viber удалось так заинтересовать Хироси Микитани, что он решил купить компанию за целых 900 миллионов долларов? Ведь на японском рынке Viber непопулярен.

Да, это правда - в Японии Viber не очень распространен. Правда, у него были свои взлеты. К примеру. когда было землетрясение в Фукусиме, Viber был одним из немногих сервисов, позволяющих людям узнать о своих близких, потому что обычные звонки просто не работали, а интернет был. Поэтому у нас было огромное количество писем с благодарностями из Японии. 

Сейчас, конечно, в Японии доминирует на рынке компания Line. Но мы не теряем надежды на быстрый рост, тем более, что мы сейчас японский национальный продукт - гордая японская компания.

Viber был приобретен за 900 миллионов долларов - огромная сумма. Тем не менее, за тот же WhatsApp Facebook заплатила целых 19 миллиардов. Почему между двумя схожими продуктами - такая гигантская разница в цене?

Мы можем только гадать, почему Марк [Цукерберг - прим. ред] решил дать ту или иную цену, а Ян [Ян Кум - основатель WhatsApp] согласился продать. Но в целом, я могу сказать, что это - отражение сложившейся тенденции. Люди уходят из социальных сетей именно в мессенджеры и подобные продукты. Это волнует владельцев социальных сетей и заставляет их искать выход.

То есть, людям простота важнее функциональности?

Прежде всего, людям нужен доступ к релевантной информации, в которой меньше мусора, которым заполнены социальные сети. 

В последнее время стало популярно приложение Yo!, позволяющее передавать одно восклицание. Много шума наделало приложения для общения смайликами Emojili. Прогресс идет в отказ от слов вообще?

Я не думаю, что приложение Yo! - это прогресс. Но к снижению количества информационного "мусора" мы, конечно, постепенно идем. Viber не будет отказываться от использования слов - мы считаем слова важным источником передачи информации. Но, при желании, в нашем приложении эмоции можно успешно выражать, к примеру, с помощью стикеров. 

Viber очень долго не включал никакой монетизации. В итоге удалось полноценно окупиться или он до сих пор живет на вливания и еще ждет своего часа, чтобы приносить миллионы и миллиарды?

Ну, чтобы приносить миллиарды, он еще, конечно, своего часа ждет. Это правда, что мы очень долго не делали ничего связанного с монетизацией, потому что предпочитали улучшать сервис, а не придумывать средства дохода. Сейчас у нас есть замечательные источники получения прибыли, которые стали новыми полезными услугами для пользователей - это возможность совершать звонки из Viber на обычные телефоны. Нас очень многие пользователи просили об этом и сейчас это очень востребовано. Многие пользователи покупают дополнительные платные стикеры. 

Есть такое мнение, что Viber пришлось продать просто потому что кончились деньги на развитие. Это правда?

Нет, это неправда. Деньги не кончились и, конечно же, Viber в любом случае мог бы привлечь внешнее финансирование. Мы продались, собственно, потому что у нас был бурный роман с Rakuten и мы увидели, что это пойдет компании на пользу.

В последние месяце у всех на слуху, прежде всего, WhatsApp. Плюс появляется большое количество новых мессенджеров, таких как Telegram. Вы не ощущаете оттока аудитории из-за увеличение конкуренции?

Рост у всех продуктов, и у Viber и у WhatsApp, присутствует. У нас он прекрасный, мы очень ему рады. Растет сам рынок - все больше и больше людей начинают пользоваться подобными продуктами. 

А цифрами поделитесь?  

У нас больше 370 миллионов зарегистрированных пользователей в мире. Из них 20 миллионов в России. Это причина, по который мы открываем офис Viber в России, который будет адаптировать функционал Viber для русских пользователей.

А почему пришлось открыть офис в России? Ведь у Viber есть офис в Беларуси - это такая же русскоязычная страна со схожей культурой. Зачем нужен отдельный в Москве?

В Беларуси у нас один из двух крупнейших офисов разработчиков - там у нас сидят талантливые программисты, которые, по большей части и сделали платформу Viber. А офис в России будет в основном заниматься маркетингом и адаптацией продукта под локальный рынок.

Viber часто называют "убийцей Skype". А как вы оцениваете конкуренцию Viber и сервиса Microsoft?

По моему, первым про "убийцу Skype" придумал журналист из BusinessWeek и с тех пор это повсюду. Мы не хотим быть ничьим убийцей. Основная идея Viber - это создать что-то в первую очередь адресованное мобильным девайсам и лишь потом мы выпустили клиенты для персональных компьютеров [у Viber есть клиенты для Windows, Mac OS и Linux], просто потому, что на клавиатуре удобнее печатать, чем на телефоне.

Skype менее удобен на смартфонах просто потому, что это изначально десктопная платформа, которая была адаптирована под телефоны. 

То есть как изначально мобильная платформа Viber на компьютере будет проигрывать?

Коварный вопрос. Мы постарались сделать, чтобы это было не так. Мы вложили много сил, чтобы добиться полной синхронизации всей переписки между разными устройствами - планшетами, телефонами, компьютерами. Мы вложили дикую массу усилий в то, чтобы все работало одновременно, чтобы можно было одним нажатием кнопки перебросить звонок с телефона на компьютер и обратно. Это было сложно, но мы решили, что оно того стоит.

В последний год в Интернете настоящим бум интереса к шифрованию и безопасности. Тот же Telegram только на этом и "взлетел". А каким образом вы обеспечиваете безопасность в Viber? 

Ну, я надеюсь, что очень хорошо. Мы к этому прикладываем массу усилий, хотя не особо говорим об этом. Мы используем и шифрование и все возможные способы защиты информации, нанимаем хакеров, которые пытаются взломать нашу систему, делаем секьюрити-аудиты. Мы не выставляем это напоказ в отличие от Telegram просто потому, что у нас есть много других вещей, которыми мы можем гордиться. 

Насколько я знаю, Viber долгое время был заблокирован в Саудовской Аравии, почему?

Ну, в прессе власти объясняли это тем, что это потому что мы не согласились предоставить данные пользователей, доступ к их переписке и звонкам. При этом конкурентов не закрывали - например, WhatsApp. Правительству Саудовской Аравии было важно осуществлять плотный контроль над своими гражданами, потому они нас и заблокировали. Но мы сумели решить эту задачу, не выдавая им данные.

А вы не боитесь повторения подобной ситуации в России? И кстати, по новому закону правительство требует от интернет-компаний хранить все данные о российских пользователях на серверах в России и раскрывать данные по требованию.

Мы надеемся все же, что Интернет в России сможет остаться свободным и максимально удобным для пользователей. О новых законах будем думать тогда, когда они будут приняты. 

И если вдруг действительно придется переносить сервера в Россию, насколько это будет сложно?

Технически - безумно сложно и очень-очень затратно.

Вы сделали успешный проект, которому уже больше четырех лет. Какие ключевые ошибки вы допустили во время разработки?

Ошибок было очень много, но я назову три. Первая ошибка - это выпуск первой версии Viber, в которой можно было только звонить и не было функционала текстовых сообщений. У нас заняло очень много времени переломить мнение о том, что Viber - это исключительно для звонков. Сейчас мы это уже преодолели, но это заняло очень много времени и сил.

Вторая ошибка заключается в том, что мы не планировали такого наплыва пользователей сразу после запуска. Это вылилось в огромное количество бессонных ночей для инженеров, которые занимались серверной частью Viber. 

И третья ошибка - это наш чрезмерный перфикционизм. К примеру, сейчас в Viber есть функционал под названием Push To Talk - это когда заняты руки или вы не можете печатать и вы просто нажимаете кнопку и быстро наговариваете сообщение. Эта функция была готова у нас еще за две версии до запуска и он работала ничуть не хуже, чем он сейчас работает у конкурентов. Сообщение у нас записывалось на телефоне, потом загружалось на сервер, а после скачивалось на телефон получателя. Но нам очень хотелось, чтобы сообщение проигрывалось на стороне другого человека уже когда отправитель его еще записывает, чтобы общение получалось быстрее. Это был безумно ресурсоемкий и сложный проект, однако пользователи, похоже, не очень замечают разницы. 

Что означает название Viber?

Название Viber получилось случайно. Мы целый месяц перебирали имена, голосовали за них, просматривали доменные имена и строили огромные таблицы с возможными вариантами. Один раз ко мне пришел наш дизайнер и говорит, что мол слушайте, я тут вспомнил, что у меня есть домен, который я купил пять лет назад viber.com - может, вам подойдет. И мы такие сразу - ура, нам подойдет. До этого у нас были какие-то сложные варианты типа FreeCalls, какие-то буквенные сочетания без смысла. Ничего лучше не было, поэтому мы быстро согласились просто, чтобы избавиться от процесса выбора. Само по себе слово ничего не значит.

Можете рассказать какую-нибудь веселую историю из того, что происходило по мере создания Viber?

Ну, наверное, веселее всего было при запуске Viber. Это было почти что в мой день рождения, мы все спланировали, но реальность с нами в ногу не пошла. Мы хотели потихоньку потестировать программу в Израиле, чтобы посмотреть, как это пойдет. Нам было важно, чтобы мировая пресса не узнала про запуск, чтобы после мы получили какой-то пиар на международном запуске. Мы никому о нем не говорили, только родственникам/друзьям. В первый день было 18 пользователей, во второй - 30, в третий - 50. Через 2 недели пользователи приходили ежедневно десятками тысяч, о Viber начали говорить в местных СМИ, хотя никто даже не знал о нашем израильском офисе. Мы сильно испугались, что все просочится наружу, и решили срочно выпускать приложение во всем остальном мире. За первые три дня мы получили миллион пользователей. Это было безумие - все рушится, кошмар и ужас, инженеры по серверам сидели в офисе неделями безвылазно. Мы не были готовы к этому - было сложно, но забавно. 

Еще очень забавная история, как мы выбрали для Viber фиолетовый цвет. Изначально наш дизайнер показал нам вырвиглаз-оранжевый макет. Это было настолько ужасно, что по сравнению с ним все что угодно было ничего. Следующий макет был фиолетовый и после оранжевого мы все в один голос сказали "Замечательно", давайте оставим так. С тех пор мы фиолетовый продукт. Поменять это мы уже не можем.

Беседовал Святослав Леонтьев