В каком мире нам предстоит жить через несколько десятков лет? По мнению сингапурского футуролога, главы консалтинговой и венчурной фирмы ADDO AI Аиши Кханны, в мире появятся мегаполисы с десятками миллионов жителей, частично управляемые искусственным интеллектом. Вести.Hi-tech поговорили с экспертом о том, каким может быть путь к "умным" городам-гигантам, в ходе ежегодной конференции, организованной компанией Panasonic.

Аиша Кханна. Фото с официального сайта www.ayeshakhanna.com

@vestihitech: С какими главными вызовами столкнутся, по-вашему, крупные города в ближайшие десятилетия? И как на них следует отвечать обществу, правительствам, бизнесу?

Аиша Кханна: Зависит от того, где вы находитесь. Но в любой стране одной из самых крупных расходных статей остается социальная инфраструктура. Дороги, соединяющие разные районы, здравоохранение, образование и многие другие вещи, на которых основывается городская жизнь. И именно это люди всегда ожидали от государства.

Но теперь в игру вступают новые технологии, сенсоры, искусственный интеллект, и компании уровня Panasonic делают первые шаги в направлении умных городов. В их создании обычно участвует целая экосистема партнеров. А государство должно играть регулирующую роль, образно, паря надо всем и обеспечивая важнейшие моменты – защиту частной жизни горожан, прозрачность, надежность и контролируемость.

В то же время государство не обязано взваливать на свои плечи решение абсолютно всех задач. Например, телемедицину. Она крайне важна для людей, которые не могут позволить себе прием в частной клинике. В то же время ряд стран может испытывать недостаток квалифицированного персонала. Т.е., проблемы могут быть не только в инфраструктуре, но и в нужных людях, вернее в их отсутствии.

Или другой пример – Япония с ее социальными роботами и телемедициной, которые уже успели стать фундаментальными вещами. Здесь уделяется большое внимание безопасности и возможностям контроля поведения толпы. Одно дело, когда у вас есть группа мирных демонстрантов, и другое, когда в толпе может быть террорист, и вы должны каким-то образом идентифицировать его по нестандартному поведению. Умные города обеспечивают много новых возможностей для безопасной жизни. Но с ростом миграции населения эти вопросы будут усложняться.

@vestihitech: А что с транспортными проблемами мегаполисов, как будет меняться в ближайшие годы эта сфера? Насколько я знаю, ваша докторская диссертация была посвящена использованию цифровых сервисов в городском транспорте Берлина.

А.К.: Здесь есть два момента. Первый – это совместное использование автомобилей. Почему люди до сих пор стремятся иметь собственную машину? Потому что хотят быть уверенными в том, что смогут добраться точно до нужного места в нужное время, особенно когда дело доходит до «последней мили». Если людям станут доступны интегрированные платформы, в которые можно добавлять и использовать (по принципу Plug and Play) разные транспортные сервисы, возможно тогда у них появится эта уверенность и им больше не потребуется собственная машина. Вот он – каршеринговый автомобиль, стоит в заданном месте, когда вам нужно, зарезервированный специально для вас, под замком.

Второй момент – оплата услуг, которая должна быть крайне простой, буквально в один клик. И третье – это электрификация транспорта, максимально возможная. Если, конечно, вы рассчитываете на долгосрочную перспективу. Появляется все больше инноваций в системах хранения энергии и электрификации, и все они реализуемы.

Главное, почему мне все это так нравится – никто не ждет появления некоего бога, который придет и разом решит все проблемы. Если государственные и частные компании объединятся, то многие вопросы станут более реализуемыми. Не важно, на каком этапе развития находится ваш умный город и какое транспортное решение ему больше подойдет. В Дубае можно внедрить вакумный поезд Hyperloop, в Чикаго – летающее такси, в третьем городе что-то еще. И использование интегрированных моделей позволит это сделать.

@vestihitech: Вы упомянули о такой назревающей проблеме крупных городов как нехватка квалифицированных кадров. Как, по-вашему, должна трансформироваться сфера образования в эпоху формирования гигантских городских агломераций?

А.К.: Потребуются коренные изменения. Сейчас многие об этом говорят, но в нашем мире это может стать проблемой. Прежде всего, потому что "технари" и "гуманитарии" полностью отделены друг от друга, живут в параллельных реальностях. Люди идут либо в инженерию, либо в гуманитарные науки. Но в любой хорошей команде, особенно работающей над созданием умного города, должны быть специалисты из самых разных областей: общественных наук, дизайна, робототехники, искусственного интеллекта, электроники и так далее. Т.е., эти два направления должны, наконец, столкнуться.

Второй момент. Сейчас в системе образования многих стран (в той же Германии и др.) система преддипломной практики развита лишь частично, и образование не успевает за инновациями в индустрии. У себя в Сингапуре мы недавно запустили программу Skills Future Program по развитию практических навыков студентов, согласно которой обязательной частью диплома о высшем образовании становится полноценная практика в высокотехнологичной компании. Студенты должны поработать там и дополнить свои теоретические знания реальным опытом. 90% фирм жалуются, что при приеме на работу молодого сотрудника им приходится тратить массу времени и сил на то, чтобы «разогнать» его до нужной скорости. С преддипломной практикой студентам будет проще включиться в процесс.

А иногда дело не в недостатке кадров, а в том, что они используются не в тех отраслях. С развитием технологий что-то вообще уходит в прошлое.

@vestihitech: А что с безопасностью? Как, по-вашему, должен устанавливаться баланс между интересами общества, которое нужно защищать от преступников и террористов, и индивидуальными свободами, правом на неприкосновенность личной жизни?

А.К.: Это очень хороший вопрос со сложным, неочевидным ответом. С одной стороны, вы можете жить в городе, который постоянно находится под угрозой террористической атаки. И вы хотите быть спокойны за своих детей, которые каждый день ходят по улицам. Кстати, мой личный подход к безопасности полностью изменился, когда я стала матерью. Раньше я протестовала и думала: «Я свободна! Я не хочу, чтобы вы подглядывали за тем, что я делаю!». Теперь я думаю прежде всего о безопасности детей, чтобы никто их не украл, ведь такое случается в разных странах. И я все больше склоняюсь к тому, что какое-то видеонаблюдение в общественных местах должно существовать.

Вопрос защиты очень тонок. И он должен стать частью нового общественного контракта между властями и горожанами. Люди и демократические институты должны устанавливать рамки, в которых государство может их защищать. Это должно прописываться в законах. В то же время, нужно уважать выбор каждого сообщества. Я жила в США, Сингапуре и Пакистане – странах, которые принципиально отличаются своим подходом к безопасности. И везде есть особые потребности. Это важно.

С другой стороны, как предотвратить нарушение наших прав на частную жизнь? И тут все сводится к извечному вопросу: «Как сделать так, чтобы государство не злоупотребило властью, которую мы ему дали?». Абсолютно то же самое. Раньше людей защищали охранники, теперь – видеокамера. Поэтому мы, как сообщество, должны так же определять границы дозволенного государству.

@vestihitech: Какой проект умного города из существующих сейчас в мире кажется вам самым интересным? Можно ли что-то масштабировать для использования в крупных городах?

Много таких проектов реализуется сейчас в Японии и Китае, Индия заявила о планах построить 100 умных городов. Проект по интегрированной мобильности (на базе подключаемых автомобилей), который мы реализуем в Сингапуре, также очень важен. Похожее делает в Китае компания DiDi. Мобильность – это важный момент и характеристика любого города.

Другой момент – персонализация услуг, оказываемых государством населению. Большой вопрос здесь – защита персональных данных, которая всегда была обязанностью государства. Оно обладает огромным объемом информации о людях, но никак не использует ее, чтобы облегчить им жизнь. Каждый человек рассматривается как некий усредненный индивид. Было бы гораздо лучше, если государство сумело разглядеть в серой массе каждого из нас и постаралось скорректировать «меню» государственных услуг в соответствии с нашими потребностями. Безработный, молодой отец или молодая мать – каждому из них можно предложить набор актуальных сервисов.

В этом смысле термин «внимательный город» или «отзывчивый город» был бы гораздо более емким в сравнении с просто «умным городом». Мы хотим, чтобы вы постоянно чувствовали, что этот город создан специально для вас. И с каждым вашим движением он бы отзывался и подстраивался под вас. Автомобиль отзывался. Дом отзывался на ваши действия. Так же и государство должно персонализировать свои цифровые услуги.

Власти Дубая стараются проявлять такой проактивный подход. Хотя, казалось бы, Ближний восток кажется консервативным. Они инвестируют большие средства в подобные проекты.

@vestihitech: Ваша компания занимается не только консалтингом, но и финансирует различные стартапы. Какие проекты вы выбираете для инвестиций и почему?

А.К.: Меня очень вдохновляет растущий средний класс в Азии и я стараюсь инвестировать в решение конкретных проблем. Сейчас у нас в работе два проекта. Один призван помочь фермерам, рискующим пострадать от тайфунов и других природных катаклизмов. Мы используем спутниковые изображения и искусственный интеллект, чтобы оценивать урон, нанесенный посевам. На основе этого фермеры могут подавать заявки страховым компаниям и получать возмещение. Автоматизация процесса делает доход фермеров более стабильным. Кроме того, мы можем заранее предупреждать их о возможных проблемах – например, если какие-то участки почвы недостаточно увлажняются. Это важно еще и для продовольственной безопасности всего континента.

Другой проект касается электронных переводчиков, очень популярных у жителей азиатских стран. Проблема в том, что все они преимущественно на английском. 40% людей в Индии и Пакистане пишут в смартфонах латиницей, но при этом используют слова урду или хинди, то же самое и в Индонезии. Современные системы автоматического перевода плохо с этим справляются. А голосовые интерфейсы часто не могут понять команды на английском из-за акцента говорящих, поэтому уровень сервиса и, в конечном итоге, удовлетворенность пользователей крайне низки. Мы работаем с партнерами из Индии и Пакистана над локализацией. Опять же, это азиатские решения типично азиатских проблем.