Пять часов длились парламентские слушания, в ходе которых основателю Facebook Марку Цукербергу пришлось отвечать на вопросы сенаторов из комитетов по законодательству и торговле. Поводом для вызова главы крупнейшей в мире соцсети "на ковер" стал скандал с незаконным использованием данных 87 миллионов участников соцсети компанией Cambridge Analytica.

В преддверии слушаний соцсеть раскрыла много неприятных фактов — например, что неизвестные злоумышленники, скорее всего, составили базу данных со всеми сведениями всех 2 миллиардов пользователей, которые находились в открытом доступе. Кроме того, компания чуть ли не каждый день объявляла о новых мерах, которые должны лучше защитить пользователей — от совершенствования меню управления настройками конфиденциальности и специальных пометок для политической рекламы до ограничений для запрашивающих доступ к частной информации сторонних приложений и программы вознаграждений за информацию о злоупотребляющих своими возможностями разработчиков.

В ходе слушаний, которые транслировались онлайн, Цукерберг держался хорошо — по слухам, всю предыдущую неделю специально созданная команда из юристов, технических специалистов и психологов тренировала его отвечать на самые каверзные и глупые вопросы. Частью тренировки стали и многочисленные интервью ведущим СМИ, которые Марку Цукербергу пришлось дать в последние пару недель. Сенаторы были в основном корректны, пытаясь понять причины, приведшие к утечке данных, которые затем были применены для точного нацеливания политической рекламы.

Издание The Verge выделило пять важнейших моментов, ставших известными в ходе "допроса" главы Facebook парламентариями.

Цукерберг не смог опровергнуть, что Facebook является монополией. Когда его попросили назвать крупнейшего конкурента Facebook, Цукерберг не нашелся, что ответить. Руководителю соцсети неоднократно указывали на огромные размеры его детища, а однажды спросили, не думает ли он, что Facebook стал слишком могущественным. На вопрос о том, считает ли он свою компанию монополистом, Цукерберг ответил: "Определенно, мне так не кажется". Сенаторы, похоже, начали только в последние недели осознавать власть, которую Facebook получила благодаря имеющимся у нее сведениям о миллиардах людей. Однако идей о том, как можно было бы стимулировать конкуренцию в бизнесе социальных медиа, у них пока нет.

Цукерберг не исключил создание платной версии Facebook. Главе Facebook задали много вопросов о применяемой его компанией бизнес-модели и том, может ли она эффективно защищать конфиденциальность пользователей, когда так сильно полагается на сбор данных об их жизнях и поведении. Сенаторы задавали вопросы и о том, рассматривает ли он создание в будущем платной версии Facebook без рекламы. Цукерберг фактически не исключил этого, сказав, что бесплатная версия Facebook будет существовать всегда, а позже заявил, что о платной версии стоит подумать.

Цукерберг возлагает большие надежды на искусственный интеллект. Отвечая на вопросы о том, как Facebook собирается совершенствовать инструменты модерации, Цукерберг неизменно говорил о многообещающих технологиях искусственного интеллекта — они, якобы, смогут быстро отфильтровывать записи, содержащие оскорбления, и другой нежелательный контент. Впрочем, на текущий момент эффективного инструмента такого рода ещё не создано.

"Теория заговора" о подслушивании пользователей через микрофон теперь в протоколах Конгресса. Facebook уже не первый год приходится отрицать популярную городскую легенду о том, что приложение соцсети ради повышения качества нацеливания рекламы мониторит все разговоры через микрофон смартфона. Один из сенаторов напрямую задал вопрос об этом Марку Цукербергу: "Да или нет, использует ли Facebook аудиозаписи с мобильных устройств для дополнения информации о пользователях?" "Нет", — ответил Цукерберг.

Сенаторы плохо понимают, как работает социальная сеть. Множество из заданных Цукербергу в ходе слушаний вопросов касались базовых функций по сбору данных участников соцсети и их использования для персонализации рекламы. Как Facebook получает данные, как долго хранит, как пользователи могут контролировать, чем они делятся с социальной сетью — ответы на них можно было получить, введя простой запрос в Google. Проблема в том, что Facebook пока нигде не изложил эту информацию исчерпывающе, но компактно и четко — картину нужно собирать по частям. "Ваше пользовательское соглашение — отстой", — резюмировал сенатор Джон Кеннеди от Луизианы.